22:26 

Incrociare le braccia

Nikky-Rock
Первое баловство по части фикрайтерства. Писалось для фикбука - тык.

Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи: TYL! 8018 (TYL!Ямамото Такеши / TYL!Хибари Кея)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Экшн (action), Психология, Философия
Статус: закончен
Описание:
Хибари по праву считается сильнейшим из хранителей Вонголы, но приходит время, когда он начинает сомневаться в своем статусе. В отличие от многих, Кея видит за глупыми улыбками и общей бестолковостью Ямамото Такеши силу, не уступающую его собственной, и, надо сказать, эта сила привлекает хранителя Облака.
Работа написана по заявке:
Любые вариации на пейринг 80/18

- Травоядное, - предупреждающе бросает Хибари хранителю Дождя, едва не налетевшему на него в коридоре. В это слово бывший глава Дисциплинарного Комитета вкладывает и предупреждение, что, мол, смотреть надо, куда прешь, и свое отношение к тем, кто в без малого 25 лет носится по коридорам, как первоклашка на перемене.
Ямамото только выдает извиняющуюся улыбку и начинает что-то бормотать в свое оправдание, но Кея, сузив глаза, лишь отодвигает его в сторону и идет дальше, не прислушиваясь к бестолковой болтовне мечника.

Сейчас этот болван раздражает больше, чем когда-либо. Своим дурацким добродушием, улыбочками, ностальгией по бейсболу и вообще одним лишь своим присутствием. Хибари прекрасно знает, что именно его бесит – эта чертова маска бейсбольного придурка, которая по сути своей не маской является, а гранью личности Такеши. Плевать, конечно, на суть – хранитель Облака упрямо считал это маской, ложью, досадной помехой, скрывающей за собой настоящего Ямамото. Того, кто проявлялся лишь бою. Того, кого язык бы не повернулся назвать травоядным. Того, кто был самым настоящим хищником – убийственно серьезным, несмотря на острую, опасную улыбку, сосредоточенным, собранным, с уверенными, отточенными часами тренировок молниеносными движениями, завораживающе сильным и красивым с этим своим мечом, сверкавшим с такой скоростью, что порою сложно было за ним уследить. Такой Ямамото заставлял если не сомневаться (нет, комплексами Кея никогда не страдал), то задуматься над тем, кто же на самом деле сильнейший из хранителей. На такого Ямамото вставало железно, когда он коротким, резким движением стряхивал кровь с клинка перед тем, как вложить катану в ножны – бывший глава Дисциплинарного Комитета не раз это видел на совместных миссиях, и каждый раз его как током прошибало. А еще с таким Ямамото дико хотелось схлестнуться в яростной схватке и раз и навсегда выяснить, кто из них сильнее, послав к черту все эти гребаные рейтинги мелкого Фууты.
И трахнуться с ним после схватки, не дав мечнику спрятаться за этими своими улыбочками и идиотским выражением лица.
Вот только Савада не оценит, если его хранители будут сражаться друг с другом. Конечно, самому хранителю Облака глубоко плевать было на Саваду и его мнение, но чертов Ямамото был предан Десятому, как самый настоящий пес. Как его псина из коробочки Дождя, умильно-пушистая и безобидная. Но Хибари был уверен, что под добродушным обликом акита-ину кроется самый настоящий волкодав. Не зря говорят, что животные из коробочек отражают суть своих хозяев.
В общем, хранитель Дождя от поединка наверняка бы отказался, сославшись на Тсуну и то, что они вроде как одна семья. Силой навязать ему поединок тоже не выйдет – этот придурок скорее позволит себя избить, чем сделает то, чего не хочет. Кея это прекрасно понимал и потому старался поменьше пересекаться с улыбчивым болваном, чтобы не поддаться ненароком искушению стереть его идиотскую улыбку с губ ударом тонфа.

Неизвестно, как долго бы сильнейший и ужаснейший из хранителей Вонголы боролся с искушением, если бы судьба не свела его и бейсбольного придурка в тренировочном зале. Носитель кольца Облака расценил это как шанс, которым глупо было бы не воспользоваться, и потому вместо приветствия коротко бросил мечнику:
- Сегодня тренируешься со мной, травоядное. Без колец, без коробочек. Условие проигрыша – потеря оружия.
Это был вызов, самый настоящий. Вызов на поединок, прикрытый тренировкой, и, судя по азарту в ореховых глазах и невозможно-острой, хищной улыбке, мелькнувшей на губах, Дождь прекрасно это понял. Тем лучше. Не дожидаясь, пока тот выхватит из ножен меч, Хибари покрепче сжал рукояти тонфа и бросился в атаку.
Ямамото быстрым кувырком ушел от удара, в доли секунды обнажая клинок. И сам атаковал, не сдерживаясь, в полную силу, наконец-то перестав улыбаться и показав свои клыки. Тренировочный зал наполнился звоном металла о металл, тонфа то и дело встречались с лезвием катаны. Мечник не уступал Кее ни в скорости, ни в силе, парируя все его удары и то и дело из обороны стараясь перейти в атаку. Давненько у хранителя Облака не было такого боя – яростного, стремительного и на удивление долгого, затянувшегося более чем на полчаса. Никто не собирался уступать, тонфа и катана слились в одном вихре нескончаемых ударов и блоков, в котором и рассмотреть что-то, кроме разлетавшихся искр, было трудно. В какой-то момент бывший глава ДК осознал, что этот придурок при всем при этом даже не использует свой обожаемый Шигуре Соэн Рю – то ли щадит соперника, то ли держит этот стиль козырем, то ли не хочет использовать известные противнику атаки – и сам факт этого прошил тело предвкушением. Кровь прилила к паху – не зря, ох не зря хранителя Дождя Вонголы за глаза уже называли Третьим императором мечей!
Хибари сам бы не сказал с точностью, действительно ли он совершил ошибку или просто поддался, покоряясь натиску Ямамото, но в какой-то момент одна тонфа отлетела в сторону, выбитая мощным ударом, чуть не вывихнувшим запястье, а к горлу прижалось бритвенно-острое лезвие катаны. Вторую тонфа он уронил сам, даже не пытаясь ударить в беззащитный бок или пах, и вцепился в ремень Такеши, рывком притягивая того к себе. Оба были не на шутку распалены спаррингом, оба тяжело дышали, и такой же яростный, как и бой, полный страсти и неприкрытого желания поцелуй стал логичным завершением поединка. По крайней мере, по мнению хранителя Облака, хотя и мечник, похоже, не слишком удивлен был. А судя по стояку, который накрыла ладонь Кеи, спустившись от ремня ниже, не только не удивлен, но и очень не прочь продолжить.
Они не обмолвились ни словом, торопливо расстегивая друг на друге одежду и сдирая ее к чертям. Ямамото, наглая псина, быстро перехватил инициативу и весьма недвусмысленно и жадно оглаживал задницу Хибари, а у того отчего-то не было желания протестовать. Он сам с готовностью поймал губами и облизал узловатые, мозолистые пальцы мечника, сам развел пошире ноги, позволяя подхватить себя под бедра и прижать к стене, после чего скрестил лодыжки на пояснице Такеши. Молча стерпел быструю, торопливую подготовку и такие же торопливые ласки, застонав в голос лишь тогда, когда Дождь плавно втолкнулся в него по самые яйца и замер, позволяя привыкнуть. И застонал не от боли – боль сейчас была только в кайф, подстегивая ощущения, делая удовольствие более острым, резким, глубоким. Кея именно так и хотел – быстро, грубо, не сдерживаясь, не церемонясь – и, пожалуй, слишком долго этого ждал, чтобы обращать внимание на болезненное жжение в заднице. По сравнению с той болью, что ему доводилось испытывать, это было пустяком, и Хибари сам двинулся навстречу партнеру, насаживаясь на него:
- Чертов кобель. Еби уже.
- Дикобраз. Колючки пригладь, - Ямамото только глазами свернул, хищно улыбнувшись, и с оттяжкой засадил так, что у хранителя Облака резко закончился воздух в груди.
Ебаться Такеши умел отлично, ничуть не хуже, чем сражаться. Хорошо было до звезд перед глазами - знал бы Кея раньше, что за этим болваном такие таланты водятся, давно бы его в постель затащил. Ритмичные, быстрые толчки внутри, выверенные, четкие, раз за разом прошибающие удовольствием, когда член хранителя Дождя задевал простату, горячие и яростные поцелуи, перемежающиеся укусами – брюнет охрип от стонов, лихорадочно подмахивая любовнику, и кончил, так и не прикоснувшись к себе, как какой-то подросток, когда внутри растеклась горячая сперма, а Ямамото коротко, гортанно простонал над ухом его имя.

Ноги не держали, и, когда мечник его отпустил, Хибари съехал по стене на татами и потянулся, сыто и довольно щурясь, как большой кот. Он ни о чем не жалел – разве что только о том, что на лицо растянувшегося рядом хранителя Дождя снова начало возвращаться его обычное идиотское выражение. Когда этот болван полез к нему с поцелуями, Кея только хмыкнул, бесцеремонно отталкивая любовника:
- Уйди, ненасытное животное. Надоел. Проваливай.
Стоило это сказать только ради того, чтобы полюбоваться на моментально ставшие серьезными и хищными глаза мечника. Бывший глава Дисциплинарного Комитета даже подумал, что его сейчас еще разочек выебут в наказание за грубость, но Такеши только хмыкнул, поднялся и, быстро одевшись, пошел к дверям.
- Сегодня в десять у меня. Не вздумай опоздать, - бросил хранитель Облака ему в спину, поднимаясь на ноги и собирая с пола одежду. Ямамото только улыбнулся и выскользнул за дверь, ничего не ответив.
Зачем отвечать, если и так все ясно? Придет. Кея был в этом уверен.

@темы: Ямамото Такеши/Хибари Кея, Yamamoto Takeshi/Hibari Kyoya, TYL!, Katekyo Hitman Reborn!, KHR!, 8018, фанфики

URL
   

Что-то о чем-то

главная