Nikky-Rock
Полуночный бред. Навеяно артом: s5.uploads.ru/mBMWN.jpg. Писалось для фикбука - тык. Прода Incrociare le braccia.


Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи: TYL! 8018 (TYL!Ямамото Такеши / TYL!Хибари Кея)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Экшн (action), Психология, Философия
Статус: закончен
Описание:
Хибари по праву считается сильнейшим из хранителей Вонголы, но приходит время, когда он начинает сомневаться в своем статусе. В отличие от многих, Кея видит за глупыми улыбками и общей бестолковостью Ямамото Такеши силу, не уступающую его собственной, и, надо сказать, эта сила привлекает хранителя Облака.
Работа написана по заявке:
Любые вариации на пейринг 80/18

«Невероятно!»
Ямамото, выскользнув из зала для тренировок, позволил себе на пару секунд привалиться спиной к только что закрытой двери и улыбнуться, прикрыв глаза, прокручивая в голове все только что произошедшее. Потом решительно направился в сторону своей комнаты, стараясь не улыбаться так уж откровенно – ни к чему всем вокруг знать о внезапно свалившемся на него счастье. Таком колючем и помешанном на дисциплине счастье по имени Хибари Кея.


Что бы там о нем не думали окружающие, мечник Вонголы был далеко не глуп, а наблюдательность входила в число тех его достоинств, о которых мало кто догадывался. Так что он давно был в курсе того, что хранитель Облака его хочет – трудно было не заметить эти внимательные, тяжелые, обжигающие взгляды на совместных миссиях, такие откровенные и жадные. Да, лицо бывшего главы Дисциплинарного Комитета оставалось спокойным, невозмутимым, как и всегда, но его взгляд Такеши кожей чувствовал даже сквозь одежду.
Собственно, бейсболист ничего не имел против этого. Ему давно нравился Хибари – возможно, с того момента, когда тот вставил кольцо Дождя в браслет на руке брюнета, высвободив его тем самым из плена невыносимой боли, терзающей тело, после чего старался ничем не выдать своего состояния, хотя и был измучен не меньше. Возможно, именно тогда восхищение силой Кеи, его стойкостью и несгибаемостью переросло во что-то большее. После того случая за всей этой внешней непрошибаемостью хранителя Облака Ямамото научился видеть и уязвимость. Хибари крут – в этом никто не сомневался, но все же иногда, очень редко, даже ему нужна поддержка. Нужен кто-то, кто прикроет спину в случае чего. Кто-то достаточно сильный для того, чтобы сильнейший из хранителей Десятого смог ему довериться. И мечник постарался стать этим кем-то.
Но кто в здравом уме признается в любви бывшему главе ДК, нынче карающей руке Вонголы? А уж тем более подойдет к нему со словами «Хэй, я знаю, что ты меня хочешь. Давай перепихнемся уже!»? Пожалуй, гарантированной расплатой за это был немедленный камикорос. К тому же, хранитель Дождя никогда не умел строить отношения, а уж тем более быть их инициатором. Слишком легкомысленный и поверхностный в этом плане, он легко вступал в ни к чему не обязывающие связи и так же легко их обрывал, как только отношения становились в тягость. Право же, какая любовь в мире мафии? Какая семья? В это бывший бейсболист перестал верить, насмотревшись, как легко становятся мишенями или заложниками для манипулирования жены и дети крутых мафиози, которые сразу же теряют при этом всю свою крутость.
Но Кея был не таким. Он не был возможной мишенью. И чувства к нему были принципиально иными… В чем – сказать было трудно, Такеши очень редко копался в себе и пытался заняться самоанализом. Ему было достаточно того, что эти чувства есть, как и у этого сердитого ежа, хоть тот и скрывает свои желания. Нужно было просто подождать.
И ожидания оправдали себя – тренировка расставила все на свои места, все случилось так естественно и правильно, что места сомнениям не осталось. Хибари сам заявил на хранителя Дождя свои права, и тот был только рад этому, обретя, наконец, свой якорь в море отношений.


Ровно в десять Ямамото постучал в дверь квартиры этого законченного единоличника, который в резиденции Вонголы появлялся лишь для того, чтобы потренироваться в специально укрепленных залах. Его ждали, и мечник едва успел увернуться от свистнувшей у виска тонфа, которая с грохотом врезалась в стену, обдав парня пылью и бетонной крошкой.
- Ты опоздал, - голос Кеи звучал холодно, но вместе с тем многообещающе. В паху сладко заныло – эта игра была по вкусу бейсболисту.
- У тебя просто часы спешат, - ослепительно улыбнулся в ответ хранитель Дождя, текучим движением проскальзывая в квартиру. Здесь, в коридоре, было слишком тесно для катаны, так что пришлось постараться, чтобы не попасть под четко выверенные удары усмехающегося поборника железной дисциплины, очень забавно выглядевшего в домашнем традиционном кимоно и с этими двумя железяками, но в просторной гостиной Такеши быстро сориентировался и сумел дать достойный отпор. В конце концов, Хибари просто играл с ним, только раззадоривая, и потому все закончилось почти так же, как и в тренировочном зале. Тонфа упали на пол, и кареглазый японец замер за спиной любовника, «поймав» его в кольцо, прижимая к его горлу лезвие катаны, которую удерживал обеими руками – за рукоять и сам клинок, по обе стороны от черноволосой головы хранителя Облака.
- Кеееееея… - вкрадчиво выдохнул Ямамото, зарываясь носом в черные волосы парня и прижимаясь к нему всем телом, теряя напрочь голову от ощущения, как напрягается в его объятиях сильное тело. И того, как дрожь пробегает по тонкой коже под его губами, стоит поцеловать в шею, провести губами по линии челюсти к уху, дразняще прихватить мочку… Короткое движение мечом – и Шигуре Кентоки легко вспарывает ткань кимоно, срезает пояс, и полы кимоно распахиваются, открывая доступ к телу.
Меч, превратившийся в шинай, парень аккуратно приставляет к стене, и уже после этого отпускает себя, дает волю рукам и своему желанию. Целует и вылизывает шею партнера, играет с его сосками, оставляет собственнические метки на светлой коже, довольно улыбаясь каждый раз, когда удается вырвать у Кеи стон сквозь сжатые зубы. Тот сдается довольно быстро:
- Хватит лизаться. Трахни меня, - дикобраз снова выставляет свои иголки, протестуя против «лишних нежностей», и хранитель Дождя тихо смеется, тут же сжимая зубы на загривке любовника. Того аж выгибает дугой от удовольствия, стон больше похож на довольное рычание. Хибари прижимается задницей к паху мечника и приказывает, почти просит:
- Давай уже!
У Такеши нет поводов ему отказывать, и он толкает партнера на футон, попутно избавляя его от кимоно. Чуть больше времени уходит на то, чтобы стянуть свои брюки и рубашку, а Кея, предупреждающе щурясь, мол, только вякни что-нибудь, сует в ладонь бейсболиста тюбик смазки. А вот про презервативы они оба забыли… Но это сейчас не так уж важно.
Хранителя Облака не приходится долго подготавливать – он и так неплохо растянут после их такой удачной тренировки, мышцы легко поддаются, когда Ямамото надавливает на сжавшееся было колечко двумя пальцами. Потом добавляет третий, но Хибари недовольно дергает плечом:
- Я сейчас усну.
Мечник хмыкает, подсовывая руку под живот любовника и сжимая в ладони его напряженный член:
- Что-то не похоже, что ты хочешь спать, - Кея тихо рычит и прогибает спину, задирая зад, и бейсболист засаживает ему, больше не сдерживаясь. Снова кусает партнера в загривок, вжимает его в постель, ритмично двигая бедрами, и снова хранитель Облака не может сдержать стонов, извивается под ним, подаваясь навстречу, пытаясь насадиться еще глубже:
- Черт, давай же! Еще! – от вечно ледяного и сдержанного Хибари такую отдачу видеть непривычно, но вместе с тем греет душу то, что только с ним он такой. Искренний, открытый, ослабивший хватку своего самоконтроля… И Такеши дает, буквально втрахивая любовника в футон, жестко, почти грубо лаская ладонью его член, и кончают они снова вместе, тяжело, хрипло дыша.
Просто нереально хорошо. Кольцо хранителя Дождя вспыхивает сине-голубым пламенем – очищающим, избавляющим от необходимости идти в ванную. Ямамото перекатывается на бок, притягивая парня к себе, и какое-то время они просто лежат в обнимку и целуются – неторопливо, почти лениво, откровенно наслаждаясь поцелуем и друг другом. Но потом послеоргазменная истома «отпускает», и Хибари вспоминает о своей роли ледяной статуи:
- Хватит с тебя. Все, проваливай, псина. Хватит лизаться, я спать хочу, - неслабый толчок в грудь подкрепляет этот аргумент, но мечник только улыбается и бесцеремонно подгребает Кею к себе под бок, натягивая на них обоих одеяло:
- Я остаюсь.
То ли от такой наглости у Облака дар речи пропал, то ли он действительно не так уж против, но возражений не следует. Брюнет устраивается рядом, утыкается носом Такеши в шею и мирно засыпает, что-то неразборчиво проворчав.
- Я тоже тебя люблю, - хмыкнув, сообщает бейсболист черноволосой макушке. Потом по-хозяйски обнимает любовника и сам понемногу проваливается в сон.

@темы: Ямамото Такеши/Хибари Кея, Yamamoto Takeshi/Hibari Kyoya, TYL!, Katekyo Hitman Reborn!, KHR!, 8018